Производить не значит дешево покупать и дорого продавать. Это, скорее, значит покупать сырые материалы, по сходным ценам и обращать их с возможно незначительными дополнительными издержками в доброкачественный продукт...
Генри Форд

Промышленное производство России падает

Согласно сообщению Росстата от 16 декабря этого года, промышленное производство в России снизилось на 1,0% в ноябре этого года в годовом выражении. Снижение производства продолжается уже второй месяц подряд, в октябре показатель составил 0,1% в годовом исчислении.

Если элиминировать сезонный и календарный факторы (в ноябре 2013 года было на один рабочий день меньше, чем в 2012-м), промпроизводство в ноябре снизилось на 0,2%. Но зато при таком сезонном сглаживании спад наблюдается дольше, после снижения на 0,1% в октябре и 0,1% в сентябре.
Министерство экономического развития (МЭР) недавно серьезно исправило прогноз промышленного роста за 2013 год до 0,1% вместо 0,7%. При этом в ноябре глава МЭР Алексей Улюкаев говорил, что надеется на улучшение динамики к концу года.
Но неожиданный отрицательный результат ноября грозит даже падением по итогам года. По крайней мере за 11 месяцев 2013 года промышленное производство теперь ниже, чем в январе–ноябре прошлого года.

Сокращение обрабатывающих производств наблюдается седьмой месяц подряд, а в целом с января по ноябрь обрабатывающая промышленность снизилась на 0,6%. Производство стали уменьшилось на 2,7%, металлургического кокса – на 5,6%. Выпуск автомобилей упал на 2,3–2,4%.Решающее же влияние на неожиданно глубокий спад ноября оказал инфраструктурный сектор. Производство и распределение электроэнергии, воды и газа в годовом сравнении обвалилось на 4,6% после роста на 1,9% в октябре и за 11 месяцев вышло в минус на 0,7%.
Рост показала только добывающая промышленность, на 1,1% в годовом выражении, причем увеличение происходит непрерывно с марта. Добыча нефти и газа в ноябре выросла на 0,9%, угля – упала на 4,0%.

«Цифра 1% удручающая, мы ожидали нулевой прирост в ноябре, – говорит аналитик Альфа-банка по макроэкономике Дмитрий Долгин. – Но такой сильно негативный результат, скорее всего, разовый, потому что он объясняется падением выпуска в регулируемых секторах, и есть надежда, что это связано с погодным фактором». Ноябрь был очень теплым, и это сказалось на спросе на услуги, связанные с отоплением. Сказалось и общее ослабление экономической активности, полагает отмечает аналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова.

Падение промышленного производства

Несмотря на прибавку, динамика в добывающей промышленности по сравнению с октябрем (1,8% год к году) также замедлилась, продолжает Помельникова.
При этом в ключевом сегменте промышленности – обрабатывающей промышленности – тоже было снижение, но оно замедлилось вдвое, до -0,9% после -1,9% год к году в октябре, отмечает аналитик Райффайзенбанка. «Наилучшим индикатором общей динамики промышленности традиционно является обрабатывающая отрасль, вклад которой в формирование общего промышленного выпуска – более 50%. Ее улучшение в ноябре было связано преимущественно с восстановлением показателей металлургии (выпуск стали и стальных труб, проката, чугуна), улучшением показателей производства отдельных нефтепродуктов и оборудования, а также транспортных средств, – отмечает Помельникова. – В целом мы отмечаем, что если показатели экспортно ориентированных отраслей достаточно стабильны и вытягивают общий показатель промышленности, то источником ухудшения производственной динамики сейчас в основном являются ориентированные на внутреннее потребление отрасли (производство машин, оборудования и транспортных средств, стройматериалов)».

Есть надежда, что такой сильный спад в декабре не повторится, считает Долгин. Однако, после ноябрьских результатов рассчитывать на положительную динамику промпроизводства по итогам года не приходится, в лучшем случае будет нулевой рост, отмечает эксперт. «Слабые показатели ноября, по нашим оценкам, делают труднореализуемым выход на какие-либо положительные темпы роста производства по итогам 2013 года, – соглашается Помельникова. – По-прежнему можно констатировать продолжение стагнации и ослабление внутреннего спроса».
Надежды на то, что экономика России вот-вот воспрянет, отодвигаются все дальше. В 2014 году МЭР ожидает роста промышленности на уровне 2,2%. Консенсус-прогноз аналитиков информагентства «Интерфакс» – 1,4%. Но вопреки ожиданиям грядущего ускорения динамики производства и в 2014 году также будет наблюдаться нулевой прирост, считает Долгин. Негативно скажется, во-первых, заморозка тарифов естественных монополий. Она вызовет снижение инвестиционных программ и, соответственно, падение спроса на промышленную продукцию. И во-вторых, в связи с завершением олимпийского строительства производство промышленных товаров, которые обслуживают нежилое строительство, тоже будет под давлением, поясняет он.

Повлиять на негативную ситуацию с промышленностью будет очень сложно. Производственные возможности определяются в первую очередь двумя факторами – трудом и капиталом. По мнению Долгина, в России сейчас есть ограничители по обоим этим факторам. В связи с демографической ситуацией количество рабочей силы начиная с этого года сокращается. И ее не получится компенсировать иммиграционными потоками по причине недостаточной квалификации мигрантов.
Нехватку работников в реальном секторе экономики можно было бы компенсировать снижением занятости в госсекторе. Там у нас занято очень много людей, государство начиная с кризиса очень активно присутствует на рынке труда, создает рабочие места, повышает зарплаты, а производительность в госсекторе не очень большая. «Понятно, что социальная функция государства не позволяет проводить какую-то жесткую политику относительно занятости», – сокрушается Долгин.
Также аналитик Альфа-банка не считает, что экономика России испытывает недостаток потребительского спроса. Напротив, существующие производственные мощности уже вернулись на докризисный уровень и загружены на 70–80%. Это уровень, при котором даже при растущем спросе производители не могут наращивать производство.

Как выходить из этой ситуации, тоже неясно. «Нужны какие-то стимулы для того, чтобы не только государственный сектор и крупные компании инвестировали, а еще и малый и средний бизнес, – говорит Долгин. – Нужны какие-то меры, которые бы способствовали снижению монополизации российской экономики».
Помимо внутренних ресурсов на рост производственных мощностей могли бы повлиять прямые иностранные инвестиции, но они стабильно находятся на уровне 1% ВВП, что очень мало и не может даже компенсировать колоссальный отток капитала из России, в итоге чистый отток капитала в последние несколько лет составляет порядка 3–4% ВВП.

Изменить ситуацию могло бы улучшение инвестиционного климата. В последнее время возлагались большие надежды на амнистию, на какие-то налоговые послабления, отмечает Долгин. Но сейчас эти надежды не подтверждаются, настроения в реальном секторе не будут способствовать ускорению экономической активности, и России только сложнее будет конкурировать за капитал, иностранный и собственный.
Понятно, что речь здесь идет о структурных мерах, которые сложно провести в одночасье, поэтому мы скептически относимся к тому, что в ближайшие год-два рост промпроизводства и вообще экономический рост может восстановиться, заключает Долгин.
Дата: 16.12.2013
Другие новости